Взлет и падение водочного короля

Взлет и падение водочного короля

Одиннадцать лет назад, 29 октября 2003 года Совет Федерации Федерального Собрания РФ принял постановление №277, согласно которому подтвердились полномочия Сабадаша Александра Витальевича, члена Совфеда от Ненецкого автономного округа с 25 июня 2003 года. Временной лаг в четыре месяца был неслучаен.

Водочный король Сабадаш к Ненецкому округу отношения не имел никакого, если не считать давних дружеских отношений с главой НАО Владимиром Бутовым (две погашенные судимости, шесть уголовных дел за время пребывания на посту главы округа, фальшивый диплом, три года условно за избиение сотрудника ГИБДД). Собственно, Бутов и предложил кандидатуру Сабадаша на утверждение региональному парламенту. Хотя против назначения выступило семь депутатов из 15, назначение состоялось. Сам кандидат в сенаторы на заседании заксобрания не присутствовал.

Через три года всплыла и информация о том, что, возможно, за выдвижение Сабадаша на пост сенатора председатель Собрания депутатов НАО Игорь Кошин получил взятку в размере двух миллионов долларов. По словам источника, близкого к правоохранительным структурам, «деньги были потрачены на приобретение квартиры в Москве, машины Toyota Lexus за 100 тысяч долларов, катера за 30 тысяч долларов и двух снегоходов Ski-Doo — 20 тысяч долларов, а также вложены в строительство многоквартирного жилого дома в Нарьян-Маре по улице Рыбникова». Скандал тогда, впрочем, удалось замять. В 2012 году Кошин сам стал сенатором от НАО, а в сентябре текущего года был избран на пост губернатора округа, получив 76,7 процента голосов.

Противостояние ненецких депутатов и Сабадаша продолжалось четыре месяца — с июля по октябрь 2003 года, — когда Совфед все же признал Александра Витальевича сенатором. Впрочем, вернемся в девяностые. Спирт Royal и водка Absolut были одним из символов тех лет — ну а поставками этих символов на территорию России занимался… Да, Александр Сабадаш. Он же, сколотив на водке и спирте (по словам злопыхателей, по большей части разливавшихся в Калмыкии и на Северном Кавказе) первоначальный капитал, приобрел в 1997 году крупнейший ликеро-водочный завод Санкт-Петербурга — ЗАО «Ливиз». Более десяти лет, вплоть до банкротства, «Ливиз» господствовал на рынке крепкого алкоголя Северо-Запада России и контролировал солидную долю общероссийского рынка. Грех не упомянуть и одного из основных партнеров, а потом и основных врагов Сабадаша — Рустама Тарико, который вплоть до 2006 года разливал на мощностях «Ливиза» свой «Русский стандарт». Этот бренд впоследствии послужил причиной патентной войны, закончившейся полным поражением тогда уже бывшего ненецкого сенатора.

Весной 2006 года глава Совфеда Сергей Миронов предложил лишить Сабадаша полномочий на основании совмещения работы сенатором с предпринимательской деятельности за рубежом, что прямо запрещено законом. Также Миронов заявлял, что ни разу не видел ненецкого сенатора на заседаниях верхней палаты. Глава Совфеда направил в местное законодательное собрание соответствующее представление. Любопытно, что сам Сабадаш честно указал в налоговой декларации за 2004 год как доходы, полученные в Совфеде, так и почти полмиллиона долларов, заработанные предпринимательской деятельностью на территории США.

Ситуация осложнялась тем, что сенатор, имея вид на жительство в США и являясь американским налоговым резидентом, большую часть времени проводил именно там — поэтому получить объяснения по сложившейся ситуации от него лично не представлялось возможным. Ненецкие законодатели представление Миронова отклонили единогласно. Ряд членов Совфеда также крайне негативно отозвались о предложении Сергея Михайловича. В частности, тувинский сенатор Людмила Нарусова заметила: «Есть лукавство в том, что сначала вы лишите человека мандата, а потом с ним будут разбираться».

Дальнейшие события разворачивались стремительно. 24 мая 2006 года арестовали главу Ненецкого автономного округа Алексея Баринова, сменившего на этом посту Владимира Бутова. Произошло это через несколько дней после его отказа отозвать Сабадаша. Против Баринова возбудили уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой или в особо крупном размере»), что привело к освобождению его от должности в связи с утратой доверия уже 21 июля того же года. В день ареста Баринова Сабадаш пишет заявление о добровольном сложении с себя сенаторских полномочий и через два дня, 26 мая, Совет Федерации удовлетворяет его просьбу.

Впрочем, говорили и о том, что отставка водочного короля была связана с тем, что он якобы финансировал многочисленные пикеты против монетизации льгот, проходившие в Петербурге в 2005-2006 годах. А любая антиправительственная деятельность всяко хуже прогулов. Пикеты в Северной столице проводились, в отличие от прочих городов, практически по графику, плакаты и транспаранты изготавливались централизованно — в общем, чувствовалась рука опытного организатора. Справедливости ради стоит отметить, что сам Сабадаш не опровергал, но и не подтверждал своей причастности к этим мероприятиям.

После отставки последовали обыски на «Ливизе», арест генерального директора и банкротство фирмы. Сабадаш практически исчез из поля зрения СМИ. В 2012-м журналисты о нем вспомнили в связи с обнародованием данных по якобы проведенной в 2010 году сделке, когда совладелец компании Coalco Василий Анисимов продал бывшему ненецкому сенатору контрольные пакеты акций бывших предприятий ФГУП «Росспиртпром», включая московский завод «Кристалл». Была ли сделка на самом деле — неизвестно.

7 мая 2014 года Александра Сабадаша задержали в Москве на двое суток в рамках ранее возбужденного уголовного дела по мошенничеству в особо крупном размере. Уже на следующий день Басманный суд принял решение об аресте Сабадаша Александра Витальевича 1965 года рождения на один месяц. Впоследствии арест был продлен до 8 сентября и затем, в начале сентября — до 8 декабря.

Бывший сенатор обвиняется в организации мошеннической схемы, благодаря которой он с партнерами смог получить из бюджета около двух миллиардов рублей под видом возврата НДС. По версии следствия, ОАО «Выборгская целлюлоза», принадлежащее Сабадашу, привлекло ООО «Эс-Контрактстрой» для выполнения строительных работ. Фактически же работали мигранты-нелегалы, а не фирмы-субподрядчики, выставлявшие счета-фактуры, да и бюджет был не 12 миллиардов рублей, с которых предполагалось вернуть НДС, а всего лишь пять.

Наиболее интересно в этом деле не само несостоявшееся преступление (за него Сабадаш может получить максимум семь с половиной лет лишения свободы), а реакция на арест бывшего сенатора в регионах. Выяснилось, например, что ОАО «Выборгская целлюлоза» получало для своих нужд лес, заготавливаемый ЗАО «Запкареллес» — арендатором десятой части всех карельских лесов, находящимся под финансовым контролем все того же Александра Сабадаша. При этом, по словам карельских журналистов, крупнейший арендатор леса числится и среди крупнейших должников республиканского бюджета. Что, впрочем, спускается на тормозах якобы благодаря тесной дружбе бывшего ненецкого сенатора и главы Карелии Александра Худилайнена. Таким образом, история Александра Сабадаша может заиграть новыми красками и иметь совершенно неожиданные последствия. В особенности если вспомнить о том, что еще один человек, считающийся другом Худилайнена — Владимир Евтушенков — помещен под домашний арест.

Мы — дети Советской страны

Мы — дети Советской страны

В Самарском областном архиве социально-политической истории с 24 сентября открыта выставка «Мы — дети Советской страны». На улице Мичурина, где расположен архив, никаких указателей или объявлений. Собственно, и о существовании здесь архива почти никто из местных не знает. Ажиотажа и очередей также не наблюдается.

Сотрудница на вахте, кажется, даже немного удивлена вопросом, однако вызывает Евгения Малинкина — куратора выставки. Мы углубляемся в недра архива, Евгений включает свет и… перед нами прошлое. Книги, рисунки, фотографии, документы. Игрушки, одежда и предметы быта. Самая настоящая машина времени.

Выставка небольшая, занимает лишь один зал, но чувствуется, что сделана она с любовью. Людьми, для которых СССР — это счастливое, беззаботное детство. Поэтому посетителей встречает коллаж из детских фотографий сотрудников архива.

Зачитанные до дыр детские книжки — от Пушкина и Чуковского до неизбежных рассказов о Ленине. Ну, и фарфоровый бело-золотой Александр Сергеевич в бытность лицеистом. Фигурка такая же привычная, как каслинский Дон-Кихот — маркер советской культурной семьи.

Билеты благотворительных лотерей, разноцветным ворохом лежащие на витрине, напоминают, как в школьные годы чудесные собирали «по рублю» на эти самые лотереи. Не знаю случаев, чтобы кто-то что-то выиграл. Помню лишь результаты розыгрышей, которые публиковались в «Пионерской правде». Она, кстати, тоже на выставке есть. Говорят, выходит до сих пор.

Вещи родом из 70-80-х годов рассматриваешь, как старых знакомых. Машинки и солдатики, вкладыши от жвачек — настоящее сокровище, игра «За рулем» с ключом зажигания и переключением передач. Смотришь на все это, трогаешь (да, здесь экспонаты можно трогать руками, хоть и аккуратно) и чувствуешь как возвращаешься в детство. Туда, где дедушкины пироги, где «Будильник» в 9 утра в субботу, где «В гостях у сказки» по воскресеньям. Где нет интернета, гаджетов и бешеного темпа современной жизни.

Среди более ранних экспонатов — корочка юридического члена самарского городского общества «Друг детей» 30-х годов. На ней обозначены цели и задачи общества — ликвидация беспризорности и безнадзорности, а также «борьба с детской эксплуатацией». На документе — портрет Владимира Ильича Ульянова-Ленина в детстве, привычный по октябрятскому значку («когда был Ленин маленький, с кудрявой головой»).

Целую стену занимают фотографии из фондов ЦГАСО: детсадовцы и школьники, уроки и отдых, репортажная от «Волжской коммуны» и любительская съемка. Среди прочих — фотография Наташи Беловой, куйбышевской «миллионерши». Именно ей — одной из двух десятков детей, появившихся на свет в тот день, — суждено было стать официальным миллионным жителем «резервной столицы». Через два года ее фотография украсила обложку «Огонька», а потом, после развала СССР, о ней забыли. На федеральном уровне, разумеется. В Самаре-то ее прекрасно знают. А ведь переход города в разряд миллионников в советское время означал совершенно иной уровень жизни, массу преференций и даже строительство метрополитена (его проектирование в Куйбышеве началось в 1977 году, а первые поезда пошли в 1987-м).

В уголке — стенд детской одежды. Евгений Малинкин смеется — местные журналисты, побывавшие на выставке, написали о чудовищных детских ботиночках с каменными (sic!) подошвами. Ботинки на самом деле кожаные, просто старая кожа задубела до такой степени, что действительно напоминает камень. Зато, хоть и потертые, и подлатанные, вполне еще крепкие. Сносу нет.

Особая гордость устроителей выставки — уголок советского школьника. Дубовый стол с крышкой, обтянутой кожей, «почти министерский», мечта многих и гордость тех, кто смог купить его в комиссионке. Чернильница-непроливайка, перья-карандаши, кассы с буквами. Диктант, выполненный каллиграфическим почерком, с оценкой «четверка». Сочинение «Что бы я сказал Владимиру Ильичу Ленину сегодня». А, действительно, что сказать?

Выдвижные ящики стола полны детских сокровищ — артефактов, если говорить по-научному. На стуле — старый рыжий портфель с тетрадями и учебниками. Все можно открыть, достать, полистать. И именно в этом, фактически в прямом контакте с эпохой, — очарование самарской выставки. Ведь многие вещи принесены сотрудниками архива и горожанами. С антресолей, с дач, из шкафов вытащили на свет Божий советское детство, бережно и с любовью расставили по полкам — бери и смотри.

Воспоминания о детстве вообще превращаются в тренд. Московский музей советских игровых автоматов не знает отбоя от посетителей. В Тверской картинной галерее проходит выставка «Все в сад!», рассказывающая о яслях и детсадах в СССР. Спрос на ретро-тематику сейчас очень высок. Обсуждая интерес к советскому прошлому, даже относительно недавнему, говорят про эскапизм, про побег от реальности. Однако на подобных выставках на удивление много молодежи, для которой к категории «прошлое» относятся уже 90-е годы. С совсем другими игрушками.

Секрет популярности Советского Союза 70-х годов, скорее всего, в образе стабильной и сильной «одной шестой» всей Земли. Конечно, это образ, а не реальный СССР с изоляцией от остального мира, дефицитом, записью на покупку телевизора, Афганской войной и многим другим. Образ, сформированный в детстве, когда скатиться на санках с горы, искупаться в пруду на даче, пойти с соседскими мальчишками поиграть в ножички гораздо важнее всех «взрослых» дел и проблем. Мы — дети Советской страны. И это не стоит забывать.

Россия без хлеба

Россия без хлеба

Под ограничения импорта сельскохозяйственной продукции, введенные российским правительством в августе текущего года, попал, среди прочего, и солодовый экстракт. Основными его потребителями являются хлебозаводы — причем каждому требуется от пяти до десяти тонн экстракта в месяц. Как отразилось это ограничение на российских производителях — выясняла «Лента.ру».

Код ТН ВЭД 1901901. Так значится солодовый экстракт в перечне продуктов, попавших под продовольственные санкции. В отличие от пармезана или хамона, он не относится к продуктам питания, а потому и не привлек внимания общественности, шутившей про белорусские мидии и бурятскую моцареллу. Более того, его зачастую путают с солодом, из-за чего возникает непонимание, в производстве каких именно продуктов он используется. Так что обо всем по порядку.

Натуральный солод, то есть пророщенный ячмень, нужен для производства пива — причем крупнейшие российские пивоваренные компании уже давно делают ставку на отечественное сырье. Маленькие, «домашние» пивоварни при ресторанах и барах также применяют натуральный солод, но только уже дорогостоящий импортный, благо на него правительственный запрет не распространяется.

Представитель компании «САН ИнБев» («Клинское», «Сибирская корона») в комментарии порталу «Деловой Петербург» отметил, что компания покрывает все свои потребности за счет отечественного солода, произведенного на двух собственных солодовенных заводах.

Среди приблизительно 800 пивоваренных предприятий России много малых и средних производств, охватывающих не более 15 процентов рынка. С учетом того, что Россия занимает третье место в мире по объему потребления пива (после Китая и США), эта доля рынка в денежном исчислении достигает миллиарда рублей в год. И именно малые и средние производители работают, в основном, на запрещенном нынче к ввозу солодовом экстракте.

Интересно, что вопрос запрета на ввоз экстракта в Россию обсуждался представителями Союза производителей ячменя, солода, хмеля и пивобезалкогольной продукции еще в конце июля, во время выставки «АгроОмск-2014». С этой инициативой союз вышел в правительство России, но первоначально поддержки не получил.

Однако «война санкций» сделала свое дело, и импорт экстракта запретили. Отсутствие экстракта серьезно бьет по региональным пивоварам, вынуждая их либо переходить на отечественные аналоги, недостаточно, по их мнению, качественные, либо полностью менять схему производства, переводя его на натуральное сырье, что, в свою очередь, требует серьезных инвестиций. Вариантов немного — либо продать мощности пивным грандам, либо экспериментировать с качеством конечного продукта.

На фоне бед пивоваров совершенно незамеченным остался тот факт, что экстракт используется не только в пивоварении. Его основные потребители — хлебозаводы, причем каждому требуется от пяти до десяти тонн экстракта в месяц. Производители квасного сусла готовы закупать по 50-100 тонн в месяц. Эти потребности до введения запретов покрывались поставками из Германии, Австрии и Финляндии. Теперь ситуация резко усложнилась. Имеющиеся солодовенные производства по большей части «заточены» под потребности пивоваров и полностью удовлетворить запросы хлебопеков просто не в состоянии.

Для регионального бизнеса открылось окно возможностей — ведь если без пива и кваса худо-бедно прожить можно, то без хлеба нельзя, это продукт первой необходимости. А менять рецептуру хлеба из-за проблем внешней политики как-то не очень разумно. Из действующих солодовенных производств самое «молодое» открылось в 1954 году. Оборудование по большей части — тоже советских времен. При этом солод и его производные можно совершенно спокойно производить на отечественном сырье, не попадая в «хлебную» ловушку импорта.

По словам представителя компании «Белгородсолод» Игоря Чернышова, разницы между отечественной продукцией и импортной не будет. Вопросы по производству солода следует решать в кратчайшие сроки, чтобы обеспечить потребности предприятий. И тут не обойтись без поддержки государства в виде налоговых льгот, целевых кредитов, помощи с закупкой оборудования.

Как сообщает ГТРК «Ярославия», в Ярославской области под Рыбинском началось строительство завода по производству солода и солодового концентрата. Проект более чем амбициозный — рыбинские предприниматели готовы полностью заместить импорт экстракта из Европы.

На строительство завода и монтаж оборудования генеральный подрядчик отводит всего 39 недель, то есть уже в середине 2015 года завод должен приступить к работе. Генеральный директор рыбинской фирмы «Органик Фуд» Сергей Прохоров в комментарии «Ленте.ру» подчеркнул, что завод не только обеспечит регион новыми рабочими местами, но и создаст условия для развития сельского хозяйства в Ярославской области. «Нам потребуется в двенадцать раз больше зерна, чем было произведено в области за весь прошлый год. Это серьезный стимул для фермеров», — заметил он.

Поддержавший проект сенатор Анатолий Лисицын считает, что частные инициативы по созданию импортозамещающих производств требуют возможности получения длинных дешевых кредитов. А вот это в текущей ситуации серьезная проблема — ведь европейские и американские санкции сильно сказываются на банковском секторе.

По мнению экспертов, региональные власти должны помочь производителям, ведь речь идет не только о стратегически важном производстве. Речь идет о создании большого количества рабочих мест и реанимации сельскохозяйственного сектора. В качестве примера стоит привести «Балтику»: в 2013 году правительство Воронежской области и пивоваренный холдинг согласовали строительство солодовенного производства в регионе, причем две трети затрат на закупки сырья было решено субсидировать из областного бюджета.

10 октября в рамках 16-й Российской агропромышленной выставки «Золотая осень» пройдет научно-практическая конференция отечественных производителей ячменя и солода. Нет никакого сомнения, что вопрос об импортозамещении будет на конференции одним из основных. Однако в любом случае последнее слово остается за Минсельхозом, который, по логике, должен выступить в защиту отечественных хлебопеков и пивоваров, поддержав отечественных производителей сырья.

Оригинал текста на Лента.ру

Ставропольская Кондопога

Ставропольская Кондопога

Глава Минераловодского района и города Минеральные Воды Константин Гамаюнов в понедельник, 6 октября, написал заявление о сложении полномочий по собственному желанию. Это решение было поддержано депутатами Минераловодского района, которые, кстати, тоже вскоре могут лишиться своих постов. «Я предложу Константину (Гамаюнову — прим. Ленты.ру) уйти, районным властям уйти, депутатам уйти». Об этом заявил ставропольский губернатор Владимир Владимиров два дня назад на встрече с жителями города. Причем, по словам губернатора, эти отставки не станут последними. Для только что избранного главы региона Владимира Владимирова ситуация, сложившаяся вокруг драки в кафе «Евгения», — серьезная проверка на прочность.

Субботним вечером 20 сентября в одном из кафе Минеральных Вод сидели две компании. Одна обсуждала, по неофициальной информации, различные земельные вопросы: первый заместитель главы Железноводска Николай Бондаренко, местный казачий атаман Евгений Смирнов и предприниматель Андраник Цаканян. За соседним столом отдыхали Анатолий Ларионов, Роман Савченко и их друзья.

Что стало причиной конфликта, доподлинно неизвестно. Кто-то говорит, что нетрезвый Савченко подошел к «деловым людям» и предложил выпить. Кто-то — что атаман вел себя шумно и развязно, показывая присутствующим, кто тут хозяин. Есть и версия, что обе компании встретились, чтобы «порешать вопросы». Как бы то ни было, возникшая перепалка переросла в драку. Смирнов и Цаканян били Савченко бутылкой по голове. Перепало и его друзьям.

Компания Ларионова отвезла Савченко в городскую больницу, чтобы наложить швы. Время — чуть за полночь. Практически сразу после того, как медсестра увела окровавленного Романа Савченко, в отделение ворвался Андраник Цаканян, проследивший за своими «обидчиками» от кафе. По пути к нему присоединилось около трех десятков друзей и знакомых. В результате устроенного в больнице побоища жестоко избитый Анатолий Ларионов впал в кому, также пострадали его друзья и медсестра, оказывавшая помощь Савченко.

По факту драки было возбуждено уголовное дело по статьям 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью») и 213 («Хулиганство»). Четырех подозреваемых задержали на следующий день, но суд назначил им наказание в виде 500-рублевого штрафа и отпустил. Начальник полиции Минеральных Вод Анатолий Попов выступил в защиту Цаканяна и его друзей, попытавшись объяснить произошедшее «молодостью» и «стадным чувством».

Через неделю после инцидента, 28 сентября, в городе прошел первый стихийный митинг, на который собралось от 150 до 300 человек. Глава города Константин Гамаюнов попросил не политизировать инцидент, не нагнетать обстановку и не искать в событиях недельной давности национальной подоплеки.

Ночью с 28 на 29 сентября Анатолий Ларионов умер. Стало очевидно, что ситуация выходит из-под контроля. Выяснилось, что в драке участвовал стажер Следственного комитета Грант Акопян, и это не добавило доверия действиям местных силовиков. Опасаясь массовых беспорядков, власти отменяют назначенное на 4 октября празднование Дня города. Одновременно с этим в группе ВКонтакте «Типичные Минеральные Воды» публикуются призывы собраться 5 октября на новый митинг.

Похороны Ларионова проходят спокойно, без конфликтов и политических лозунгов, которых опасались местные власти. 2 октября глава Минеральных Вод Константин Гамаюнов выступил с видеообращением и призвал жителей города не поддаваться на провокации, не ходить на несанкционированный митинг, якобы планируемый «из-за океана» теми, кто «хочет раскачать лодку». Подобные слова не особо популярного в городе чиновника были встречены общественностью с недоумением. Самые мягкие высказывания на интернет-площадках гласили, что Гамаюнов, не справляясь с ситуацией, пытается искать мифических «заокеанских врагов».

2 и 3 октября был принят ряд кадровых решений. В четверг сняли с должностей начальника ОМВД по Минераловодскому району и троих его заместителей, включая Анатолия Попова, защищавшего Цаканяна и его друзей. В пятницу уволили временно исполняющего обязанности председателя комитета по делам национальностей и казачества края Александра Якушева и главного врача Минераловодской центральной районной больницы Романа Лифенко, не сумевшего обеспечить безопасность пациентов. Увольнение же Якушева было связано с тем, что он довольно активно выступал в защиту атамана Смирнова, задержанного одним из первых (сейчас он находится в СИЗО). Губернатор счел подобное поведение неприемлемым для госслужащего.

4 октября, как уже было сказано, состоялась встреча минераловодской общественности с губернатором Владимировым, в ходе которой он предложил главе Минеральных Вод и районным властям уйти по собственному желанию. На встрече мать Ларионова в очередной раз призвала не искать национальной подоплеки в конфликте.

Однако череда отставок высокопоставленных лиц не успокоила город. На следующий день после встречи с губернатором в городе состоялся несанкционированный митинг, в котором приняло участие от 300 до 500 человек. Около четырех десятков молодых людей (преимущественно школьники-старшеклассники) были задержаны полицией перед мероприятием.

На данный момент следствием установлены все 32 участника нападения. Шестеро (Андраник Цаканян, Евгений Смирнов, Самвэл Манучарян, Максим Цаканян, Артем Воронов и 17-летний подросток) задержаны, и в ближайшее время им предъявят обвинение, 13 находятся под административным арестом, остальные объявлены в розыск.

Один из задержанных, минераловодский атаман Терского казачьего войск Евгений Смирнов, руководитель ЧОП «Ермак» — весьма известная в городе личность. Многочисленные жалобы на атамана руководители местного МВД клали «под сукно». В городе говорят о крышевании казаками малого и среднего бизнеса, о предоставлении официального статуса криминальным представителям местной армянской диаспоры посредством объявления их казаками и о многом другом, знакомом по 90-м годам.

«Союз армян России» на просьбы Цаканяна защитить его от уголовного преследования ответил отказом, и, более того, диаспора убедила его сдаться властям. На сайте Союза сообщается о том, что «благодаря воздействию национально-культурных армянских общественных организаций Ставропольского края на родственников основного подозреваемого последний явился с повинной в отдел МВД по Минераловодскому району».

Тем не менее ситуация в городе остается напряженной. Очередной народный сход назначен на 12 октября, и, по мнению местных жителей, на него может прийти до полутора тысяч человек. Для Минеральных Вод с населением менее ста тысяч цифра очень серьезная.

Оригинал текста на Лента.ру

Урла-show

Урла-show

Вчера Московский городской суд отклонил очередные ходатайства защиты и оставил мэра Ярославля Евгения Урлашова под стражей до 3 января 2015 года. Это последнее возможное по закону продление срока — после этой даты Урлашов должен быть либо осужден, либо выпущен на свободу. Во второе мало кто верит, а с первым есть проблемы — ряд лиц, начинавших дело Урлашова, теперь сидят сами — как, например, генерал Сугробов.

Вместе со сроком заключения потихоньку истекает и срок мэрства Урлашова — формально он по-прежнему глава Ярославля, хоть и временно отстраненный от исполнения обязанностей. Сам Урлашов, кстати, на заседании Мосгорсуда заявил, что дело в отношении него — провокация. «Я понимаю, что вам неудобно это признать, но вместо того чтобы пытаться развязать узел, давайте его разрубим. Пора выкинуть на помойку сфабрикованное дело», — сказал он.

Вернемся ненадолго в прошлое. Весна 2012 года, Ярославль. 44-летний депутат Ярославской городской думы с 2004 года, до 2011 года член партии «Единая Россия» Евгений Робертович Урлашов идет на выборы мэра областного центра. Кампания проводится под модным тогда лозунгом «Против жуликов и воров!». Кампания жестко оппозиционная — просто шок для всех старожилов политтехнологического цеха.

Затратив минимальные средства, ходя от двери к двери, Урлашов в первом туре получает более 40 процентов голосов избирателей. По поводу второго места разгорается нешуточный скандал — бывший вице-губернатор Вячеслав Блатов, баллотировавшийся от партии «Справедливая Россия», заявляет, что опережал единоросса Якова Якушева на 5-7 процентов, однако вторым к финишу пришел именно Якушев с 27,12 процентов.

Второй тур показывает совершенно фантастическую активность избирателей — на участки приходит почти половина жителей Ярославля. В итоге Урлашов побеждает единоросса Якушева с разгромным счетом 67 к 28. Кстати, именно он первым озвучивает модный нынче термин «русская весна» — только применительно к своей победе.

Заметим, что в праймериз кандидатов «Единой России» на пост мэра Ярославля участвовал и нынешний ярославский губернатор Сергей Ястребов. Праймериз он выиграл, но в выборах участия не принял — показав, с одной стороны, отношение к самому институту праймериз, а с другой — понадеявшись на своего однопартийца Якушева. Итог был предсказуем.

Оппозиционный мэр с самого начала вошел в жесткий клинч с новым губернатором Ярославской области, однако все козыри были на его стороне. Ястребова, в отличие Урлашова, назначили, а не выбирали. На нем висел груз имиджа «партии жуликов и воров», с которым он не торопился бороться. Кроме того, Урлашов приступил к очистке исторического центра города от расплодившихся ларьков, крышевавшихся различными криминальными группировками, что также не могло не радовать горожан.

Впрочем, стоит заметить, что победа не на шутку вскружила голову Евгению Робертовичу. За год с небольшим он в рамках «обмена опытом» объездил около десятка стран — причем, разумеется, за счет городского бюджета. Если визиты в города-побратимы Ярославля Пуату (Франция) и Кассель (Германия) воспринимались нормально, то посещение Тегерана, Палермо и поездка по Коста-Рике были встречены с нескрываемым удивлением. Город, находящийся в довольно сложной финансовой ситуации, никак не мог себе позволить подобный событийный туризм оппозиционного мэра.

«Дорвался», — это словечко в течение 2012-2013 годов часто звучало не только из уст чиновников и журналистов, но и горожан, искренне считавших, что голосовали против жуликов и воров. Но будем справедливы к Евгению Робертовичу. Вызвавший массу вопросов визит на Коста-Рику подарил Ярославлю целых два города-побратима — Сан-Рамон и Либерию. Не зря потрачены казенные средства, прямо скажем.

Тем удивительнее выглядела реакция жителей Ярославля на внезапный арест мэра в ночь на третье июля 2013 года. Вероятно, в свете вышеописанного предполагалось, что ярославцы и ярославны единогласно одобрят задержание казнокрада Урлашова. Однако вышло иначе.

На следующий день в городе появились граффити. Их стирали, закрашивали, но они возникали вновь — вплоть до осенних выборов в областную думу, на которых уже сидевший в тюрьме Урлашов формально возглавил список прохоровской «Гражданской платформы». Граффити крайне нервировали губернатора Ястребова и региональные власти в целом. Ибо гласили «Rememeber, remember 3th of July» (прямой отсыл к английской народной песенке «Remember, remember 5th of November», посвященной Пороховому заговору Гая Фокса). Прохоров, стоит отдать ему должное, своего ярославского коллегу в беде не бросил — собственно, последнее заседание Мосгорсуда проводилось по ходатайству Прохорова.

Само уголовное дело, по которому задержали Урлашова, было возбуждено по заявлению главы фирмы по уборке улиц «Радострой» и по совместительству депутата Ярославской облдумы единоросса Сергея Шмелева. Речь шла о вымогательстве 14 миллионов рублей из суммы, перечисленной «Радострою» в счет выполненных работ. Через два дня, 5 июля 2013 года, против Урлашова возбудили второе уголовное дело — по взятке от еще одного депутата Яргордумы Эдуарда Авдаляна, директора «Ярдорстроя».

Насколько обоснованны претензии Шмелева и Авдаляна — вопрос открытый, тем паче, что обвинений Урлашову до сих пор не предъявлено. Тем не менее оснований для того чтобы держать его под стражей, достаточно. Кроме того, в деле обнаружилось письмо ныне отбывающего тюремный срок генерала Сугробова в адрес ЭКЦ МВД с просьбой «об оказании содействия» в деле Урлашова.

Как бы то ни было, вопрос о руководстве Ярославлем стоит на повестке дня. Шаткая позиция Ястребова и его попадание в «список смертников» рейтинга фонда Костина означает, что любой политический деятель, претендующий на пост главы Ярославской области, обязан либо предъявить того, кто способен заменить Урлашова (и не уступает ему по харизме, как минимум), либо представить населению ясную схему реформы муниципального самоуправления, которая превратит должность мэра в анахронизм.

Ситуация усложняется и наличием серьезной оппозиционной фигуры в областном парламенте. Борис Немцов явно не собирается оставаться в стороне, а то, что вопрос руководства городом должен быть решен не позднее Нового года, очевидно уже всему региону. «Самарская» схема с отменой выборов мэра гарантированно даст всплеск протестных настроений. При всех претензиях к Урлашову его обоснованно считают «своим», «народным». Назначенного главу города совершенно точно воспримут в штыки. Кандидатуры же, сопоставимой с Урлашовым по популярности, пока не наблюдается. Как бы то ни было, эту проблему необходимо решать — и довольно срочно.

Оригинал текста на Ленте.ру

Жизнь после смерти

Жизнь после смерти

На прошлой неделе глава российского правительства Дмитрий Медведев заявил о создании Фонда развития моногородов (ФРМ) под эгидой Внешэкономбанка. Это произошло на заседании наблюдательного совета ВЭБа. По словам Медведева, фонд «будет финансировать транспортную и коммунальную инфраструктуру и способствовать запуску инвестпроектов».

Разговоры о создании специализированного фонда начались еще в конце июля, когда правительственным постановлением были утверждены категории моногородов в зависимости от рисков ухудшения их социально-экономического положения.

75 из 313 моногородов отнесены к первой категории сложности. Данная категория определяется наличием двух из следующих пяти признаков: градообразующее предприятие закрыто или находится в процессе банкротства, сокращение численности сотрудников предприятия составило или запланировано в размере более 10 процентов от штата, конъюнктура рынка неблагоприятна (этому признаку, кстати, соответствуют и внешнеэкономические санкции). Кроме того, в первую категорию сложности попадают моногорода, где уровень безработицы в два раза выше средней по России и/или население оценивает социально-экономическую ситуацию как неблагополучную. Во второй категории — на грани риска — 149 муниципальных образований, а в третьей — благополучной — 89.

Деятельность создаваемого фонда, таким образом, в первую очередь будет направлена на стабилизацию ситуации в моногородах первой группы. На 2015-2017 годы выделяется 25 миллиардов рублей. Сумма достаточно большая и, казалось бы, позволяет решить большинство проблем, в первую очередь касающихся инфраструктуры. Однако все не столь радужно. Если изучить список моногородов, обнаружится, что в третью, «благополучную» категорию, зачислены Набережные Челны и Тольятти.

КАМАЗ на прошедшей неделе останавливал производство на три дня из-за двадцатипроцентного падения рынка грузовых автомобилей — причем это уже не первые и явно не последние вынужденные каникулы для рабочих в этом году. «АвтоВАЗ» еще в начале года объявил о программе сокращения персонала, а к осени озвучили и цифры — до 20 процентов к 2020 году. Очевидно, что категоризация моногородов была проведена исходя из показателей «сытого» 2013 года и требует серьезных уточнений.

Следует учитывать и то, что единый подход к ситуации в разных моногородах невозможен — везде своя специфика как производственная, так и региональная, да и простым вливанием денежных средств от проблем вряд ли избавиться. В Иркутской области решили обсудить ситуацию и собрали представителей всех восьми моногородов региона — а это, между прочим, около 400 тысяч человек или около 15 процентов жителей области.

Главы городов перспективы оценивают довольно скептически. «Единственное конкурентное преимущество Иркутской области — дешевая электроэнергия — утрачено. Сегодня приходится не только дорого заплатить за электроэнергию, но еще и раскошелиться за подключение к сетям. За технологическое подключение крупному предприятию нужно выложить 1 миллиард рублей», — цитирует «Сибирское информационное агентство» мэра Черемхово Вадима Семенова.

В Байкальске, включенном в первую категорию моногородов, проблем еще больше. Находящееся в центре Байкальской природной территории муниципальное образование фактически лишено возможности привлекать инвестиции для создания нового производства — от экологических требований не отмахнешься, а печальная история Байкальского целлюлозно-бумажного комбината известна всем.

Сокращение персонала на градообразующих предприятиях приводит к тому, что муниципальное образование перестает соответствовать критериям моногорода и, таким образом, вообще теряет шанс на получение государственных субсидий. В результате из перечня моногородов исчезла Добрянка в Пермском крае, значительная часть населения которой трудилась на Пермской ГРЭС. Еще сложнее ситуация сейчас в девяти моногородах, связанных с холдингом «Мечел». Неделю назад было объявлено, что в случае банкротства «Мечела» правительство готово выделить 5 миллиардов рублей на решение проблем жителей этих моногородов.

Однако следует понимать, что в том же Междуреченске, Кемеровской области (а это, на секундочку, почти 100 тысяч человек) финансовые вливания лишь отсрочат кризис. Новые шахты не открываются, старые закрываются, действующие не модернизируются. Шахтеры, стучащие касками у Белого Дома в Москве лишь кажутся далеким прошлым.

Не стоит также забывать, что ряд моногородов представляет собой фактически ведомственные закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО) с крайне сложной системой подчинения и финансирования. Скажем, Снежинск (Челябинск-70) и Трехгорный (Златоуст-36) Челябинской области — города «Росатома». Очевидно, что для исправления ситуации одного лишь ФРМ мало — необходимо тесное взаимодействие с региональными властями, профильными министерствами и госкорпорациями.

Разговоры о том, что моногорода следует упразднить и забыть о них, как о страшном сне и тяжком советском наследии, не прекратятся, это следует понимать. Увы, простым переселением людей вопрос не решишь — речь идет о миллионах рабочих мест и соответствующем объеме жилья. Но и создание ФРМ без разработки адресной программы, дорожной карты, без понимания ситуации на местах не даст ничего, кроме очередного расходования средств — ведь для тех же инвестиционных проектов нужны ясные и внятные перспективы. Первый шаг в верном направлении сделан правительством. Дело за регионами.

Оригинал текста на Ленте.ру

Трамвайный дрифт

Трамвайный дрифт

От Тверского железнодорожного вокзала до центра на трамвае можно добраться минут за двадцать. Ждать долго не приходится — из пяти оставшихся в городе маршрутов три проходят мимо вокзала. Проезд стоит 14 рублей, платишь вагоновожатому. Тот жмет кнопку, и механический женский голос сообщает: «Оплачено наличными». Поскольку наличными платят все, кроме пенсионеров, за время поездки эту фразу успеваешь услышать раз пятьдесят. Вагон не первой свежести, несколько раз перекрашенный, проржавевший. Трясется, дребезжит, но катится. Над дверями трафаретная надпись: «Проезд даже одной остановки оплачивается». Это «даже» в сочетании с механическим голосом и залатанными сиденьями выглядит очень трогательно.

«Информация о ликвидации трамвая в Твери не соответствует действительности». Такое сообщение появилось 25 сентября на сайте городской администрации — пятое по счету на данную тему лишь за один день. «В последнее время в СМИ распространяется информация о том, что главой администрации Твери Юрием Тимофеевым якобы принято решение о полной ликвидации трамвайного движения в городе. Это не что иное, как политическая провокация. Можно предположить, что инициатива исходит от определенного круга лиц, преследующих свои личные интересы и таким образом дестабилизирующих общественно-политическую обстановку», — говорится еще в одном сообщении городской администрации.

Казалось бы — где трамвай, а где политика? В августе муниципальное предприятие «Городской электрический транспорт» (МУП «ГЭТ»), занимающееся обслуживанием трамвайного и троллейбусного парка Твери, подало в Арбитражный суд заявление о банкротстве. Также в суд поступили иски от городской администрации, поскольку задолженность МУПа за аренду помещений и территории трамвайного парка достигла 3,5 миллионов рублей. А еще есть долг энергетикам на сумму 31 033 486 рублей и общие прогнозируемые убытки в 436 миллионов рублей, куда входят и долги по зарплате. В начале сентября арбитраж принял решение о проведении 27 ноября судебного заседания по проверке обоснованности заявления МУП «ГЭТ» о банкротстве.

Не дожидаясь решения Арбитражного суда, тверские энергетики попытались решить вопрос радикально, отключив от электричества всю трамвайную и троллейбусную сеть. В заявлении от 4 сентября было предложено погасить задолженность в десятидневный срок, иначе — транспортный коллапс. Через неделю в результате переговоров с городской администрацией и представителями МУПа вопрос был временно урегулирован. По словам гендиректора «АтомЭнергоСбыта» Игоря Быкова, «ситуация с погашением долгов будет решаться без отключения маршрутов городского трамвая и троллейбуса от электросети».

Горожане не сомневались: это лишь отсрочка смертного приговора. Уже 17 сентября городские власти заявляют, что имеющиеся в бюджете средства пойдут на развитие безрельсового общественного транспорта, в том числе на закупку двух троллейбусов и десяти автобусов. Реанимация городского трамвая была признана бессмысленной, во-первых, из-за грядущего банкротства МУП «ГЭТ», а во-вторых, из-за высокой стоимости ремонта. Только на приведение в порядок путей 5-го маршрута, по данным администрации, требуется около 900 миллионов рублей, не считая затрат на приобретение новых вагонов. Эта сумма равна годовому бюджету на дорожный ремонт в Твери.

В середине сентября группа энтузиастов организовала Неделю поддержки тверского трамвая, а 19 сентября сообщила о подготовке городского митинга. Эксперты группы уверены, что стоимость ремонта путей завышена почти в три раза и реально составляет не более 300-400 миллионов рублей. Одновременно группа «Тверской трамвай» приступила к сбору средств на капитальный ремонт вагонов и закупку светодиодных ламп для салонов. Выглядит немного наивно — с одной стороны. С другой — свидетельствует о том, что горожане готовы заступиться за трамвай как за один из символов города и экологически чистый вид городского общественного транспорта. Депутаты Тверской городской думы, кстати, пошли наперекор горадминистрации и поддержали общественную инициативу по сохранению трамвая. После этого и последовали заявления о политической провокации. С учетом того, что тверской губернатор Андрей Шевелев в недавно опубликованном Фондом развития гражданского общества рейтинге занял первое место с конца, паранойя городского руководства вполне объяснима.

Итог: на данный момент принято решение о сохранении двух трамвайных маршрутов — 5-го и 11-го. Остальные в связи с износом путей, высокой аварийной опасностью (если трамвай сходит с рельс, в городе говорят — «трамвайный дрифт») и износом подвижного состава будут ликвидированы. Про планы строительства линии скоростного трамвая, анонсированные в генплане Твери, никто уже не вспоминает. Очевидно, что даже оставшиеся маршруты потребуют серьезного финансирования, да и про многомиллионные долги управляющей компании забывать не стоит. И, безусловно, вопрос может действительно стать политическим — в случае досрочных губернаторских выборов. Понятный гражданам и реализуемый в реальные сроки план сохранения трамвайной сети — сильная карта в предвыборной игре.

Оригинал текста на Ленте.ру

Анатомия паники

Анатомия паники

17 сентября клиенты пяти крупнейших уральских банков получили ложные сообщения о возможном отзыве лицензий у этих финансовых организаций. На фоне прекращения работы Банка24.ру столь масштабная дезинформация привела к панике, очередям у банкоматов и отказу принимать пластиковые карты к оплате. «Лента.ру» попробовала разобраться в анатомии уральской паники.

Вице-премьер Свердловского областного правительства Денис Паслер заявил, что кризис, вызванный информационной атакой на финансовые организации, удалось полностью преодолеть. «Но на будущее в системном плане мы получили положительный опыт», — цитирует Паслера ИТАР-ТАСС.

Впрочем, обо всем по порядку. В понедельник, 15 сентября, Центробанк России принимает решение об отзыве лицензии у Банка24.ру из-за сомнительных сделок. Это одно из немногих региональных кредитных учреждений, сумевших за короткий срок вырасти до федерального уровня. Его центральный офис как раз находится в Екатеринбурге. На официальном фейсбук-аккаунте банка сразу опубликовали покаяние. «Мы признаём свои ошибки и вину. …Наш опыт — урок другим банкам, недостаточно серьезно относящимся к вопросам соблюдения правил регулятора и закрывающим глаза на сомнительные операции и неправильных клиентов. …Сегодня утром наши активы почти на миллиард превышают наши обязательства, и они ликвидны — поэтому никто из клиентов не пострадает, денег хватит на всех» (копия текста из кэша Google). Это ли письмо, впоследствии удаленное, или нет спровоцировало раскрутку панической спирали, судить не нам. Но дальше события развивались стремительно.

Вкладчики банка выстроились в очереди к банкоматам не только Банка24.ру, но и банков-партнеров. К середине вторника, 16 сентября, все операции были заморожены. Агентство страхования вкладов немедленно известило граждан о том, что возврат вкладов в пределах 700 тысяч рублей для физических лиц и индивидуальных предпринимателей начнется не позднее 30 сентября, а поскольку банк оказался далеко не первым финансовым учреждением с отозванной в текущем году лицензией и существенно меньшим по оборотам и числу клиентов по сравнению, скажем, с Мастер-банком — проблем никто не предвидел.

Но на следующий же день, 17 сентября, председатель правления Банка24.ру Борис Дьяконов пишет в своем Facebook: «Кажется, что мир рухнул. 12 лет жизни. Потрясающая команда. Десятки тысяч клиентов и их бизнесы. Реальные бизнесы. Захватывающие дух инновационные проекты, на которые заглядывались. Чувствую себя очень виноватым перед всеми, и перед клиентами, и перед сотрудниками и перед акционерами. Честно говоря, было страшно идти по коридору в банке и выходить на улицу. …Я понимаю тех, кто будет пинать меня ногами за то, что зависли деньги».

По городу поползли слухи, что Банк24 был лишь первой ласточкой. Клиенты пяти крупнейших уральских банков — Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР), СКБ-банка, ВУЗ-банка, «Нейва» и «Кольцо Урала» (общая сумма активов — более 400 миллиардов рублей) — стали получать смс-сообщения о возможном отзыве лицензий и у их банков. Справедливости ради упомянем, что рассылку получили также многие жители Екатеринбурга, не имеющие вкладов в упомянутых выше финансовых-кредитных учреждениях. Однако на фоне истории с Банком24.ру они не могли не поделиться «новостью» с родственниками и знакомыми.

Информация о неизбежном крахе «уральской пятерки» распространялась по соцсетям, как пожар. В Екатеринбурге наступил «черный четверг». Клиенты банков писали о множестве ботов, сеявших панические слухи об отзыве лицензий. Помимо ботов и обычных пользователей источниками слухов стали и администраторы крупных екатеринбургских сообществ.

«В новостях вы ничего не увидите. Завтра вроде выступает ЦБ. Про убрир — бегай или нет, верь или нет, все равно уже поздно», — вот типичное сообщение, опубликованное во «ВКонтакте» 18 сентября (орфография сохранена — прим. «Ленты.ру»). Говорили и о том, что накануне вечером (то есть с началом смс-атаки) были полностью «вынесены» банкоматы в здании Заксобрания области. Подобные данные со ссылками на «стопроцентно достоверные источники» спокойствия не добавляли. А отказ уральских банкиров комментировать ситуацию породил вал запросов к сайтам банков. В конечном итоге это создало эффект DDoS-атаки. Банковские сайты рухнули.

Лишенные достоверной информации люди рванулись снимать деньги со счетов. Когда в банкоматах пострадавшей пятерки закончилась наличность, екатеринбуржцы набросились на банкоматы Сбербанка. Ведь потеря нескольких процентов — неприятность совершенно незначительная по сравнению с перспективой лишиться всего вклада. Истерии также поддался ряд ресторанов и магазинов, введя временный запрет на безналичный расчет. Во второй половине дня в городе появились листовки, призывающие забирать деньги из «проблемных» банков.

Вечером в Главном управлении Центробанка по региону было созвано экстренное совещание с участием банкиров Свердловской области. Его итогом стало первое официальное заявление по сложившейся ситуации. Глава Уральского ГУ ЦБ РФ Ирина Петрова сообщила, что оснований для отзыва лицензий у екатеринбургских банков нет. «Банк России считает, что распространение недостоверной информации может быть обусловлено недобросовестной конкуренцией», — отметила она.

Утром в пятницу, 19 сентября, Уральское управление Центробанка совместно с представителями пострадавших финансовых организаций и Сбербанка провело разъяснительную пресс-конференцию. Глава управления Ирина Петрова обратилась к жителям региона: «Хочу …подчеркнуть, что та смс-рассылка, которая была вчера, не отвечает реальному положению дел. По этой ситуации мы будем взаимодействовать с правоохранительными органами. Мы призываем клиентов банка не поддаваться на провокации».

Председатель правления СКБ-банка Илья Зибарев назвал произошедшее «стресс-тестом» и отметил, что ситуация улучшилась по сравнению с четвергом. «В самих отделениях некоторые клиенты, получив информацию, просто уходят, а некоторые проверяют нас: снимают деньги, а потом тут же кладут их на счет обратно», — заметил он. Банкиры бодрились, но факты — штука упрямая. На той же пресс-конференции сообщили, что за 18 сентября только в банкоматах Сбербанка сняли 627 миллионов рублей — на 38 процентов больше обычного.

В тот же день в интервью екатеринбургскому телеканалу «Малина» первый вице-президент Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей (СОСПП) Михаил Черепанов сказал, что, по его мнению, информационная атака была спланирована группой лиц. «Это группа негодяев, которые не любят Свердловскую область и, по моим сведениям и ощущениям, живут не в Свердловской области. …Они умело подожгли ситуацию, а дальше уже загорелось», — отметил он.

Не обошлось и без сравнения с 2008 годом. По словам Черепанова, «черный четверг» оказался возможным из-за того, что по итогам кризиса 2008 года ни один человек не сел в тюрьму. «В сегодняшней ситуации разрушить банковскую систему в таком крупном городе, как Екатеринбург, — если такая цель ставится — значит подорвать банковскую систему страны. А подрыв банковской системы страны в условиях сегодняшней экономики и политики обрушит нашу страну», — добавил вице-президент СОСПП. По его словам, «все, кто занимался разъяснительной работой с населением, могли бы отработать быстрее и с меньшими последствиями». Угрозу не восприняли всерьез, не было координации действий между банками и правительством региона, что и привело к массовой панике.

К выходным город окончательно успокоился, а банки взялись за разработку планов по возвращению запаниковавших вкладчиков. Например, Уральский банк реконструкции и развития с понедельника, 22 сентября, запустил акцию «Вернись ко мне, я все прощу» для клиентов, которые на фоне ложных слухов досрочно сняли свои вклады. На сайте указано , что название акции «взято из устойчивого выражения… и не подразумевает, что кто-то из клиентов в чем-то виноват». В официальном сообществе банка во «ВКонтакте» эта новость дополнена фотографией грустного котенка.

Найдут ли заказчиков и исполнителей информационной атаки на уральские банки, покажет время. Однако по сравнению с банковским кризисом 2008 года, популярность соцсетей в регионах существенно выросла, и информация теперь распространяется гораздо быстрее. Граждане крайне нервно реагируют на молчание официальных лиц всех уровней. А анонимному автору смс или сообщениям в соцсетях верят с легкостью — всегда лучше перестраховаться. Результат — сравнительно долгий период погашения паники и необходимость задействовать фигуры федерального масштаба (о ситуации на Урале была вынуждена высказаться даже председатель Центробанка Эльвира Набиуллина). В целом же можно признать, что банковская система проверку на прочность прошла, пусть и не без некоторых проблем.

Оригинал текста на Ленте.ру

Четырехдневный регион

Четырехдневный регион

Некоторые промышленные предприятия Свердловской области к началу осени оказались в сложном положении, в связи с чем были вынуждеын принимать меры по экономии средств. 1 сентября Уральский завод химического машиностроения в Екатеринбурге перевел своих сотрудников на четырехдневную рабочую неделю и, соответственно, сократил зарплаты на 20 процентов.

Официально озвученная версия гласит, что причиной сокращения рабочей недели стало недостаточное число заказов. Еще одна проблема — колоссальная задолженность екатеринбургских коммунальщиков перед Уралхиммашем за поставку теплоносителя. Сумма долга к началу сентября составила более 400 миллионов рублей, что фактически соответствует фонду заработной платы предприятия за четыре месяца.

12 сентября, накануне довыборов в местную гордуму, о существующих проблемах заявило и руководство градообразующего предприятия Асбеста — ОАО «Ураласбест». На предприятии сократят 800 рабочих мест, оставшиеся сотрудники будут трудиться 8 часов в день вместо 12 — и, разумеется, получать на четверть меньше денег. С ноября производство будет работать лишь две недели в месяц. Информация о грядущем сокращении рабочих мест, по мнению экспертов, повлияла на результат выборов: первое место с 51 процентом голосов заняла Наталья Крылова, кандидат от партии «Зеленые», поставившая во главу угла своей предвыборной программы решение проблем асбестовского завода.

Стоит заметить, что в сложной ситуации оказалась не только Свердловская область. ОАО «Алтайвагон» с 1 октября переводит часть персонала на четырехдневную рабочую неделю с сокращением заработной платы. Эти меры не коснутся только рабочих — руководство хочет сохранить их любой ценой. Основная проблема — в отсутствии заказов на новые вагоны. Переизбыток старых вагонов и подвижного состава с истекшим сроком годности — проблема, которая была поднята рядом отечественных предприятий на Уральском транспортном салоне «Магистраль», — серьезно тормозит производство и развитие отрасли.

В аналогичной ситуации оказался и Владикавказский вагоноремонтный завод. «Мы с Федеральной грузовой компанией …выиграли конкурс на двести тридцать грузовых вагонов на 2014 год, …на 1 июля мне сказали: не будет вагонов, на второе полугодие — то же самое. То есть ноль, хотя конкурс выигран», — говорит генеральный директор завода Виталий Бекузаров. Проблемы с Украиной, санкции, сокращение грузопотока, отсутствие заказов и, как следствие, четырехдневная рабочая неделя.

С другой стороны, ситуация в корпорации «Уралвагонзавод», несмотря на попадание в европейский санкционный список, пока не настолько критична. Согласно заявлению генерального директора УВЗ Олега Сиенко, сделанному 4 сентября на Уральском транспортном салоне «Магистраль», завод был вынужден закрыть совместные программы по локомотивостроению с американской корпорацией Caterpillar и по производству вагонов для московского метрополитена с канадским производителем Bombardier. Также, по словам Сиенко, появились проблемы с долгосрочными кредитами. «Сейчас, конечно, рассматривается процесс с госгарантиями, но от этого средств в банках не прибавляется», — заметил он. Проблема заключается еще и в том, что срок службы подвижного состава железных дорог зачастую незаконно продлевается, из-за чего падает спрос на вагоны и локомотивы корпорации. Очевидно, что перечисленные проблемы могут отразиться и на работниках УВЗ. Подчеркнем — речь идет об одном из крупнейших градообразующих предприятий Свердловской области.

В правительстве региона за решение этих проблем, по идее, должен отвечать министр промышленности и науки. Однако это место уже длительное время вакантно. Бывший министр Александр Петров, занимавший последнее время должность вице-премьера в правительстве области, ушел в отставку 2 сентября. Новостью это не стало: о своем уходе с поста Петров объявил еще в начале августа. Тогда в рамках реформы регионального правительства ему было предложено вернуться в кресло министра промышленности и науки, то есть, по сути, спуститься на ступень ниже в иерархической пирамиде. Итог был немного предсказуем — промышленный регион остался без чиновника, курирующего промышленность.

Помимо этого, региональные элиты явно не желают принимать на себя ответственность за ведение и в некоторых случаях реанимацию городского хозяйства. Причина проста: по логике региональных чиновников именно муниципалитеты должны стать источником средств, пополняющих доходную часть бюджета в условиях серьезного социально-экономического кризиса. С учетом кризисной ситуации в некоторых градообразующих предприятиях — перспектива более чем сомнительная. В ряде городов Урала даже не состоялись конкурсы на замещение должности главы администрации — просто не оказалось желающих. Впрочем, есть глава или его нет — это не отменяет имеющихся в наличии проблем. По данным Свердловскстата, объем долгов по зарплате на предприятиях региона только за август вырос в пять раз и составил более 17 миллионов рублей. Скрытая безработица, отсутствие курирующего промышленность министра, задолженность по зарплатам — все это оказывает негативное влияние на политические перспективы Куйвашева. А том, что губернаторские выборы могут состояться уже в 2015 году, в регионе говорят уже очень многие.

Оригинал текста на Ленте.ру

Арендованные иномарки и интерактивные унитазы

Арендованные иномарки и интерактивные унитазы

Случившаяся на днях отставка губернатора Брянской области Николая Денина вызвала волну интереса к работе Общероссийского народного фронта, ведь «лишению доверия» предшествовали неоднократные сообщения ОНФ о ситуации в регионе, да и исполняющим обязанности губернатора назначен «фронтовик» и депутат Госдумы Александр Богомаз. Созданный в 2011 году Фронт, является коалицией общественно-политических организаций и осуществляет общественный контроль.

Стартовавший в прошлом году проект фронта «За честные закупки» позволяет всем желающим принять участие в мониторинге госзакупок. За год общественниками были выявлены 406 сомнительных закупок на общую сумму около 160 миллиардов рублей. По оценке политологов, работа ОНФ по анализу госзакупок может стать причиной принятия серьезных аппаратных решений в целом ряде регионов.

Начнем с малого. В Тверской области экспертами фронта было выявлено, что на автотранспортное обслуживание правительства региона за три года было потрачено 224,2 миллиона рублей. В стоимость пяти контрактов была включена аренда автомобилей, оплата водителей и эксплуатационные расходы. 92 миллиона, то есть чуть меньше половины, пришлось на аренду двенадцати авто представительского класса, в том числе Mercedes Benz S500 L 4Matic (16,5 миллиона рублей за три года) и двух автомобилей Toyota Land Cruiser 200 (18 миллионов рублей за три года). Очевидно, что за эти деньги можно было не арендовать, а купить – и не три, а шесть аналогичных автомобилей в топовой комплектации.

Подобные чиновничьи ухищрения связаны с тем, что в середине июля распоряжением председателя правительства были запрещены закупки иномарок, произведенных за пределами России, для государственных и муниципальных нужд. Но запрет на закупки – это не запрет аренды, а «крузак» или «мерин» для провинциального чиновника – не только привычка, но и маркер статуса. О том, что в конкурсе на автообслуживание правительства региона участвовали фирмы, являющиеся «дочками» одного и того же общества с ограниченной ответственностью, и говорить не стоит. Дело-то житейское.

Сопредседатель Центрального штаба ОНФ Александр Бречалов заявил, что фронт собирается «обратить внимание на возможные попытки чиновников разного уровня с помощью аренды обойти постановление правительства о запрете закупок иностранных автомобилей». Он считает, что чиновники Тверской области могут пересесть на более бюджетные варианты автомобилей и потратить высвободившиеся средства на более актуальные нужды. Скажем, на 2015-2016 годы региональные власти выделяют всего 243,5 миллиона рублей на переселение граждан из ветхого жилья. По мнению активистов ОНФ, эта сумма спокойно может быть увеличена за счет чиновничьего гаража.

Кстати, если вспоминать губернаторов, потерявших посты в результате расследований ОНФ, можно вспомнить и руководителя Челябинской области Михаила Юревича, на охрану которого в текущем году планировалось потратить 109 миллионов рублей. После того, как «фронтовики» обратили внимание на эти фантастические цифры, бюджет на телохранителей был сначала урезан до 30 миллионов, а потом и вовсе стал неактуален. Юревич был отправлен в отставку.

Впрочем, «золотая» гвардия челябинского губернатора меркнет перед обнаруженным ОНФ тендером, объявленным телерадиокомпании «Югра», принадлежащей правительству Ханты-Мансийского автономного округа. Летом текущего года телевизионщики объявили конкурс на приобретение оборудования на 1,4 миллиарда рублей. Да, это не ошибка и не опечатка. Перечень оборудования, заявленный региональной телекомпанией, соответствовал по уровню и количеству оборудованию всех трех федеральных телеканалов, задействованному при освещении Сочинской олимпиады. Стоимость же оборудования очевидным образом перекрывала весь PR-бюджет региона на год, причем несколько раз.

Помимо масштабных трат, чиновники отличаются и тягой к прекрасному. Сахалинский губернатор Александр Хорошавин, по сведениям ОНФ, за два прошедших года потратил более 850 миллионов рублей на модернизацию здания правительства области. В частности, в зале заседаний была поставлена американская система Microtiles, как на лондонской бирже. Всего за 30 миллионов рублей. Кабинет губернатора с примыкающими помещениями обошелся бюджету почти в 50 миллионов, в том числе 1,8 миллиона рублей было потрачено на оконный витраж. При этом, как отмечают представители Общероссийского народного фронта, на ремонт хирургического отделения Сахалинской областной больницы необходимо всего 20 миллионов рублей. Полномасштабная реализация ветхого жилья в Южно-Сахалинске, по оценке специалистов, обойдется бюджету в 700 миллионов. Но, безусловно, интерактивный нано-унитаз с гидромассажем и феном за 200 тысяч рублей для личных нужд губернатора гораздо важнее.

Примечательно, что информация о нецелевых тратах в регионах появилась на сайте ОНФ практически накануне единого дня голосования. Это, как и назначение активиста фронта на должность исполняющего обязанности брянского губернатора, должно стать серьезным сигналом для региональных чиновников. Тем более, что уже не за горами выборы в Государственную думу.

Оригинал текста на Ленте.ру

«Ф» — значит формальдегид

«Ф» — значит формальдегид

Высокий и очень высокий уровень загрязнения атмосферы был зафиксирован в 123 городах России, где проживает более половины городского населения страны. В тридцати наиболее «грязных» из них постоянно живет около 18,7 миллиона человек или приблизительно 13 процентов всего населения страны. От ухудшения состояния окружающей среды, роста заболеваемости и смертности населения Россия ежегодно теряет 4-6 процентов ВВП.

На днях Росгидромет обнародовал доклад , в котором рассматривается состояние и загрязнение окружающей среды на территории Российской Федерации за 2013 год по данным наблюдений, проводимых территориальными подразделениями Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. В список из тридцати городов, в которых индекс загрязнения атмосферы (ИЗА) равен 14 или выше, попали Москва, Екатеринбург, Кызыл, Курган, Златоуст, Магнитогорск и впервые за пять лет Ханты-Мансийск (из-за двукратного роста концентраций формальдегида). Одновременно в связи со снижением уровня загрязнения атмосферного воздуха по сравнению с 2012 годом, из приоритетного списка были исключены девять городов: Челябинск, Ачинск, Белоярский, Кемерово, Нижний Тагил, Новороссийск, Новочеркасск, Соликамск и Стерлитамак.

Для справки: ИЗА менее 5 соответствует низкому уровню загрязнения атмосферы, от 5 до 8 загрязненность считается повышенной, ну, а ИЗА более 13 соответствует очень высокому уровню загрязненности воздуха. Всего в «грязных» городах первой тридцатки проживает около 18,7 миллиона человек, что приблизительно равно 13 процентам населения России. Вообще же высокий и очень высокий уровень загрязнения атмосферы был зафиксирован в 123 городах, где проживает более половины городского населения России.

В таблице с перечнем веществ, загрязняющих атмосферу российских городов — химические формулы и аббревиатуры. CS2, к примеру, это сероуглерод — крайне опасное и высокотоксичное вещество, вызывающее смерть и тяжелое отравление даже в очень малых дозах. NO2 — диоксид азота, более известный работникам предприятий металлургии и химической промышленности, как «лисий хвост» из-за ярко-рыжего цвета. Летом такие «хвосты» довольно легко заметить над металлургическими комбинатами. Диоксид азота токсичен, вызывает кислородное голодание тканей, снижает уровень гемоглобина в крови.

За аббревиатурами вроде «Ф», «БП» или «ВВ» в таблицах исследования скрываются не менее опасные вещества. «Ф» — это формальдегид, токсичный газ, разрушительно действующий на нервную систему. «БП» — бенз(а)пирен, вещество первого класса опасности, канцероген. «ВВ» — взвешенные вещества, иными словами — пыль, способствующая развитию легочно-респираторных и сердечно-сосудистых заболеваний. Весь этот химический коктейль крайне негативно влияет не только на здоровье взрослых и детей, но, тем более, на протекание беременностей и развитие новорожденных, то есть в конечном итоге — на демографические перспективы городского населения России.

Исключение Челябинска из приоритетного списка жители столицы Южного Урала сочли издевательством, потому что они ощущают на себе обратное, отмечает ИА «Новый Регион». По мнению горожан, дышать в городе стало тяжелее, потому что промышленные предприятия сбрасывают в атмосферу вредные вещества не только по праздникам и выходным, когда контроль за экологической обстановкой ослаблен, но и в будние дни. Не следует забывать и о челябинском метеорите, который принес 15 февраля 2013 года в атмосферу региона более 10 тысяч тонн загрязняющих веществ. Некоторым «утешением» для челябинцев может служить тот факт, что город включен Росгидрометом в список населенных пунктов с наибольшим загрязнением поверхностных вод: река Миасс, в которой обнаружено полтора десятка вредных веществ, в том числе в критической концентрации, обозначена в докладе, как «экстремально грязная».

Попадание в список наиболее загрязненных городов Красноярска сподвигло власти края на принятие оперативных мер. 9 сентября исполняющий обязанности главы региона Виктор Толоконский подписал распоряжение «О первоочередных задачах, направленных на снижение негативного воздействия на окружающую среду на территории Красноярского края». В ряде городов края появятся дополнительные автоматизированные посты наблюдения за качеством атмосферного воздуха, а на уже действующих постах и в передвижной лаборатории появится новое оборудование, с помощью которого специалисты смогут определять не только степень загрязнения воздуха, но и виновников вредных выбросов и, соответственно, принимать оперативные меры. По сообщению краевого правительства, которое цитирует ИА «Регнум»: «Даже при увеличении объемов производства промышленные предприятия края не должны допускать роста негативного воздействия на компоненты окружающей среды».

Частично совпадают с выводами Росгидромета и данные экологического рейтинга субъектов Российской Федерации, представленного общероссийской общественной организацией «Зеленый партуль». По мнению председателя правления «Зеленого патруля» Андрея Нагибина, «большое число природоохранных мероприятий в 2013 году, который был объявлен «Годом экологии», создало временный подъем общего экологического рейтинга РФ. К сожалению, этот процесс летом 2014 года повернулся вспять, за исключением разве что ситуации в десятке регионов нашей страны».

Последние три места в рейтинге 2013 года занимают Челябинская и Свердловская области, а также Ханты-Мансийский автономный округ. Экологи связывают сложившееся положение с низкой производственной культурой в этих регионах. Москва находится на 66-м месте, однако уже в рейтинге лета 2014 года столица сместилась на 33 позиции вверх. По словам представителей «Зеленого патруля», это связано с тем, что благоустройство города сдвинулось с мертвой точки, а после появления парковок уровень загрязнения воздуха выхлопными газами стал ниже.

Ранее вопрос о борьбе с загрязнением окружающей среды поднимался в мае текущего года в ходе 5-го заседания Совета в области охраны окружающей среды при Интеграционном Комитете ЕврАзЭС. На этом заседании министр экологии и природных ресурсов России Сергей Донской указал, что страна ежегодно теряет 4-6 процента ВВП от ухудшения окружающей среды, роста заболеваемости и смертности населения, что на фоне общего роста ВВП в 2013 году всего на 1,3 процента выглядит более чем внушительно.

Оригинал текста на Ленте.ру

Временный Вечный огонь

Временный Вечный огонь

В преддверии торжеств по случаю 70-летия Победы президент России Владимир Путин поручил председателю правительства Дмитрию Медведеву и Общероссийскому народному фронту (ОНФ) разобраться в ситуации с Вечными огнями. Несмотря на название, большинство мемориалов в российских регионах не работают.

Новость под заголовком «В Волгограде на День города временно зажгут Вечный огонь» только на первый взгляд звучит абсурдно. Мемориал на Аллее героев с июля-месяца находится на ремонте. Пламя было потушено на полгода, и власти города решили, что на День города огонь стоит зажечь вновь, пусть и ненадолго. Также на реставрации находится и Зал славы на Мамаевом кургане. В августе Вечный огонь, горевший в нем в течение последних 47 лет, был торжественно погашен в присутствии ветеранов войны, а часть его помещена в специальную капсулу, от которой его зажгут вновь в мае следующего года. Оба случая — вполне обычные. Но одно дело — город-герой, а совсем иное — какой-нибудь обычный город, не являющийся областным центром.

В августе 2014 года жители Заречного Свердловской области обнаружили, что Вечный огонь в городе атомщиков больше не горит. Более того, оказалось, что с мемориала срезана газовая горелка. Искать вандалов не пришлось — ими оказались сотрудники Свердловскнефтегаза, отключившие газ за долги. Через день после того, как местные СМИ устроили скандал вокруг действий газовиков, Вечный огонь загорелся вновь. Однако в ходе конфликта выяснилась еще одна немаловажная деталь: если раньше газ на мемориалы подавался бесплатно, то теперь газовые компании требуют заключать договоры на поставку топлива и обслуживание труб и горелок.

Очевидно, что в ситуации, когда во многих малых городах и поселках имеются нерешенные проблемы, требующие срочного финансирования, оплата Вечного огня кажется чиновникам выкидыванием денег на ветер. В качестве примера можно привести и первый на территории бывшего СССР Вечный огонь в поселке Первомайский Щекинского района Тульской области, зажженный 9 мая 1955 года. С середины 90-х этот огонь зажигали лишь несколько раз в году, и только в 2013 году региональные власти признали необходимым обеспечить постоянное функционирование мемориала.

Напомним, 5 июля текущего года президент России Владимир Путин поручил председателю правительства Дмитрию Медведеву создать условия для бесперебойной работы всех Вечных огней в России. Согласно президентскому поручению, вопросом учета и контроля за мемориалами также должны заниматься региональные органы исполнительной власти и Общероссийский народный фронт. О состоянии дел председатель правительства должен делать ежеквартальные доклады начиная с 1 сентября. Стоит заметить, что Медведеву не впервой разбираться с проблемами Вечного огня. В бытность его президентом России во Владивостоке был отключен из-за долгов огонь мемориала «Боевая слава Тихоокеанского флота». Властям Приморья поручили разобраться в ситуации, систему подачи топлива разблокировали, и огонь загорелся вновь, а ряд лиц из газовой и обслуживающей компаний уволили. Впрочем, с 1 сентября прошло больше недели, однако информации о докладе пока нет.

При этом ОНФ 1 сентября разместил у себя на сайте информацию о мониторинге ситуации в регионах, проведенной за два месяца. Из 1811 проверенных мемориалов в 70 регионах 33 не работают вообще, 1223 включаются лишь в праздничные дни, и только 555 действуют постоянно. Подавляющее большинство временных Вечных огней с 1990-х работают от газа в баллонах один-два дня в году — на День Победы и, реже, на 22 июня.

Плачевную ситуацию чиновники объясняют ветхостью газовых сетей, их отсутствием в местах расположения мемориалов, а еще чаще — недостатком бюджетных средств на содержание. По словам депутата Госдумы, Героя России Андрея Красова, которого цитирует сайт ОНФ, «не всегда подобные объяснения выдерживают критику». К примеру, в Орловской области из 40 мемориалов действуют лишь единицы несмотря на то, что еще год назад ОНФ вместе с местными общественниками добился выделения средств на исправление ситуации. Однако на медиафоруме орловским журналистам пришлось снова поднимать проблему перед президентом. Вопрос не решился, хотя и деньги были, и этот регион в высокой степени газифицирован. Ситуация с нехваткой средств, как показывает опыт регионов, вполне решаема. В Бурятии пятую часть средств на восстановление мемориала Победы — почти миллион рублей — собрали жители Улан-Удэ. Без начальственных указаний, заметим. Так что дело не в деньгах.

Более существенная проблема заключается в том, что до сих пор в России не существует ни технического регламента по обслуживанию Вечных огней, ни законодательной базы, закрепляющей их статус и определяющей круг ответственных за их горение лиц. Не стоит забывать, что Вечный огонь — достаточно сложное инженерное сооружение, это не «газовая горелка», как кажется многим на первый взгляд: перепады температур, постоянная подача газа, обеспечение безопасности… Отсутствие законодательной базы развязывает руки газовым компаниям, которые начинают требовать деньги с местных властей. В принципе, понять их можно: и газ, и обслуживание комплексов дело затратное, да и как бухгалтерия может провести по документам бесплатную подачу газа на мемориал? Отмалчивается и «Газпром», к которому в конечном итоге стоит адресовать все вопросы по обеспечению топливом памятных знаков. В свою очередь, региональные чиновники также стараются как можно меньше внимания обращать на столь проблемные объекты — и без того забот хватает. Вот и выходит, что многочисленные огни, появившиеся в СССР к 10-летию Победы, оказались бесхозными.

Еще один серьезный вопрос, который поднимают общественники, — восстановление Постов №1. Их существование в постоянном режиме может решить проблему вандализма. Лишь несколько примеров за текущий год. Январь, Бердск. Девушка сфотографировалась сидящей на бездействующем Вечном огне. Фото вызвало бурную реакцию на городском форуме и в соцсетях. Февраль, Санкт-Петербург. Вечный огонь на Марсовом поле засыпали снегом неизвестные молодые люди. Особое возмущение этот инцидент вызвал потому, что огонь на Марсовом поле непрерывно горел с 6 ноября 1957 года — то есть был самым старым из постоянно действующих мемориалов на территории бывшего СССР. Апрель, Белгород. Нетрезвый житель Новосибирской области справил малую нужду прямо в Вечный огонь. Май, Омск. Сотрудники Омскгоргаза пожаловались городским властям на лиц без определенного места жительства, жарящих на Вечном огне курицу, и на молодоженов, бросающих в огонь целлофановые обертки от букетов. Эти новости удалось обнаружить за пару минут беглого просмотра новостей по запросу «Вечный огонь». С чем связано подобное поведение наших сограждан? Ведь кажется, что Вечный огонь давно стал частью символического образа Победы в массовом сознании наряду с парадом 9 мая и Георгиевской лентой.

По оценкам специалистов, число подобных мемориалов во всех регионах — более двух тысяч и Россия по числу Вечных огней лидирует среди стран мира. Массовость подобных памятных знаков приводит к девальвации их статуса как сакрального места и массовым актам вандализма, пусть зачастую и неумышленного. С 90-х годов раздаются вопросы: а нужно ли нам такое море огней? Ведь во Франции, где впервые был создан подобный мемориал, он и остался одним-единственным — Вечный огонь под Триумфальной аркой в Париже, зажженный в 1921 году в память о павших в Первой мировой войне. Вопрос, безусловно, сложный и болезненный, и очевидно, что его решение — дело отдаленного будущего. Сейчас важнее, что в следующем году страна отметит 70-летие Победы. И вопросов к региональным властям в связи с этим будет много.

Оригинал текста на Ленте.ру

Приграничные отношения

Приграничные отношения

Город Ольштын, Польша, около 100 километров от российско-польской границы, бывший Алленштайн в Восточной Пруссии. Население — чуть меньше 200 тысяч человек. Каждые выходные сюда за покупками приезжают жители Калининградской области. Дело даже не в ценах на товары, а скорее в привычке, сохранившейся еще с 1990-х годов. Подсвеченные рекламные щиты на русском языке: «Автозапчасти», «Продукты питания опт/мелкий опт», «Скоро в школу». При этом практически все продавцы понимают русский. Калининградцы приезжают сюда, как правило, на своих автомобилях, но есть возможность добраться и на автобусе — два рейса в день, за исключением субботы, 550 рублей в один конец, пять часов в дороге, из которых два на границе, и ты в Европе.

Цены на овощи и молочную продукцию, то есть на то, что Калининградская область последние годы закупает в Польше и Прибалтике, действительно отличаются от российских. Молоко местного производства — 27 рублей (2,35 злотых) за литр, яйца — 52 рубля за десяток, масло фасованное — 43 рубля за 200-граммовую пачку, местный сыр — 200 рублей за килограмм. Картошка — 32 рубля за килограмм, если брать на рынке, и 9 — если покупать мешок в магазине. Помидоры — от 17 до 40 рублей местные, импортные дороже. Огурцы — 35 рублей, морковь — 14, капуста — 15. Те самые польские яблоки, которые польская прогрессивная общественность нынче ест в знак протеста против политики Путина, — от 32 до 40 рублей за килограмм. Впрочем, продают их и поштучно, завернув в бумажку. Купил, конечно. Хорошее яблоко, сочное. Продавщица — украинка, свободно говорит по-русски.

Украинцев в приграничных районах Польши, по ее словам, довольно много, их с охотой берут на работу — общаться с покупателями из России надо, «а зачем поляку учить русский, если он может нанять украинца?». Вот только покупателей не так много. Большинство русских приезжают по выходным. «Но закупаются не продуктами, а в основном бытовой химией и алкоголем», — говорит продавщица.

Через час автобус повезет меня в Россию. Свободных мест практически нет. Среди пассажиров поляки, пара российских семей с детьми возвращаются из Варшавы. Есть еще туристы. С некоторым опасением оглядываю салон в поисках баулов с вещами и продуктами. Не нахожу. Пенсионеры с соседнего ряда участливо спрашивают, не потерял ли я что.

Мужчина чуть за 60, представившийся Александром Петровичем, машет рукой: «Что вы, на автобусе никто ничего не везет. Если и едут за продуктами, то на своих машинах и недалеко. Поляки почти на границе уже ставят магазины, знают, на что у наших спрос. А сами к нам за бензином катаются до ближней бензоколонки — дешевле. Цены, конечно, подросли немного, ну, да ничего, бывало хуже».

Близость границы ощущается по очереди из легковушек — не особо длинной, чуть меньше километра. Номера большей частью польские. «Бензовозы», — ворчит пенсионер. На польском пункте пропуска начинаешь ощущать санкционную войну, о которой 100 километров назад можно было узнать разве что из газет. Поляки дотошно и нарочито медленно осматривают багажное отделение автобуса и въедливо проверяют паспорта. Полтора часа по старым германским дорогам и автобус уже в Калининграде, бывшем Кенигсберге, столице той самой Восточной Пруссии, в составе которой был и Ольштын-Алленштайн.

Мясной отдел, Центральный рынок, дня конец. Мяса нет. Продавец-кавказец отрицательно мотает головой: «Не беспокойся, мясо есть, просто лето сейчас, мы привозим так, чтобы немного и свежее. Осенью приходи, осенью много будет. Подорожало? Ну, может, чуть-чуть совсем. Нет, не чувствуем санкций».

Молочные ряды заполнены польской и литовской продукцией. Сыр, сметана, творог — всего в изобилии, да и цены, судя по поведению покупателей, не особо изменились. Молоко большей частью местное — от 35 до 50 рублей за литр. На вопрос о продовольственных санкциях продавщицы лишь ухмыляются. Спрос есть, товар есть, а значит, деньги будут. Польские продукты, по их словам, — это не новый завоз, а остатки.

— Распродадим, перейдем на белорусское. Или из России повезем, — говорит пышущая здоровьем девушка с именем «Катя» на бейдже.
— Долго будете распродавать?
— Да как пойдет, — хитро улыбается Катя.

В овощных рядах Центрального рынка особых очередей не наблюдается. Люди ходят, смотрят, прицениваются. Огурцы по 70 рублей за килограмм, помидоры — по 55. На ценниках крупно — «Краснодар», «Ростов», иногда даже «Крым». На картонных коробках, предательски выглядывающих из-под прилавка, видны надписи на польском. Яблоки — от 80 до 100 рублей.

— Откуда яблочки?
— Ростовские», — говорит продавщица и отводит взгляд.
— Что ж они у вас в польских коробках?
— Ну, так из России разве коробки нормальные везут? Они разваливаются, а эти крепкие. Да вы не беспокойтесь, это Ростов, у нас и документы есть!»
— Великий или Ростов-на-Дону?
— Да Великий же, конечно, Великий, какой еще!»
— Врут в глаза и не краснеют, — проходящая мимо женщина морщится. — Видите, как цены задрали?

По словам местной жительницы Анной Семахиной, больше всего подорожали с начала августа фрукты и рыба. «Персики раньше, знаете, сколько стоили? 80-100 рублей, а сейчас смотрите — дешевле 150 не найдете. Красная рыба — что семга, что форель — под 600 рублей стала стоить. Причем говорят, что с Фарерских островов. А еще вчера она норвежской была. Дыни и арбузы, правда, подешевели. И виноград тоже. Овощи почти не изменились, как и мясо. Ничего, переживем».

На выездном заседании правительства области фермеры жаловались губернатору Николаю Цуканову на сложившуюся ситуацию. По информации губернатора, ярмарки выходного дня, предназначавшиеся для продажи местной сельхозпродукции, превратились в «польские супермаркеты».

Фермеры, со своей стороны, сетовали, что посредники все скупают по бросовой цене и выставляют на рынке дороже в два-три раза, пользуясь ситуацией. Цуканов успокоил людей, заявив, что в ближайшее время в областном центре появится фермерский рынок. Причем возможно, что он будет полностью государственным. Пустых полок в калининградских магазинах и на рынке не наблюдается, продуктовой катастрофы, о которой пишут в соцсетях, — тоже. Да, цены подросли, но видно, что уже происходит замещение польской и прибалтийской продукции товарами из России, Сербии, Македонии и Южной Америки. Очевидно, что эксклав из сложившейся неприятной ситуации смог выйти без потерь.

Таксист Юра, который везет меня ночью из Калининграда в Варшаву, смеется: «Напридумывали вы там у себя в России. Мы как ездили в Польшу, так ездить и будем. У кого-то карточки (разрешение на местное приграничное передвижение — прим. «Ленты.ру»), у кого-то польская рабочая виза. За продуктами ездим, конечно, но не так, как в 1990-е. Да и много сейчас не провезешь, Польша в «шенгене», у них тут контроль серьезный. Почему говорю «у вас в России»? Ну, так потому, что мы тут, а вы там».

Оригинал текста на Ленте.ру